Союз «Торгово-промышленная палата Республики Татарстан»
Стать членом Союзa «ТПП РТ»
  • +7 843 264-62-07  приемная
  • +7 843 236-99-00  орг. отдел
  • +7 843 238-61-04  "горячая линия"
    правового центра

Цифровой прорыв. Какие технологии помогут найти лекарства от всех болезней


Самый молодой руководитель в истории одной из крупнейших фармацевтических компаний мира решил сделать ставку на квантовые компьютеры, технологию обработки больших данных и искусственный интеллект
41-летний Вас Нарасимхан начал управлять знаменитой фармацевтической компанией Novartis в феврале 2018 года, однако работа по созданию центра управления началась еще до этого. Сотрудников Novartis направили на разведку в центры управления полетами и в швейцарские электросетевые компании, чтобы узнать, как справляются с большими потоками данных в других отраслях промышленности. Совместно с компанией QuantumBlack (дочерняя компания консалтинговой фирмы McKinsey) корпорация Novartis разработала систему программного обеспечения Nerve, которая не только отслеживает весь поток данных по каждому из 550 клинических испытаний лекарств компании, но и использует анализ больших данных, чтобы предсказать возможные сбои в проведении испытаний. Вся эта информация будет храниться и обрабатываться в центре управления клиническими исследованиями в штаб-квартире швейцарской компании в Базеле.


Мэтью Херпер    Мэтью Херпер Forbes Contributor
Самый молодой руководитель в истории одной из крупнейших фармацевтических компаний мира решил сделать ставку на квантовые компьютеры, технологию обработки больших данных и искусственный интеллект
41-летний Вас Нарасимхан начал управлять знаменитой фармацевтической компанией Novartis в феврале 2018 года, однако работа по созданию центра управления началась еще до этого. Сотрудников Novartis направили на разведку в центры управления полетами и в швейцарские электросетевые компании, чтобы узнать, как справляются с большими потоками данных в других отраслях промышленности. Совместно с компанией QuantumBlack (дочерняя компания консалтинговой фирмы McKinsey) корпорация Novartis разработала систему программного обеспечения Nerve, которая не только отслеживает весь поток данных по каждому из 550 клинических испытаний лекарств компании, но и использует анализ больших данных, чтобы предсказать возможные сбои в проведении испытаний. Вся эта информация будет храниться и обрабатываться в центре управления клиническими исследованиями в штаб-квартире швейцарской компании в Базеле.


«Если обратиться к истории, окажется, что у медицинского учреждения уходит от 50 до 75 лет на то, чтобы действительно изменить процесс проведения клинических испытаний», — заявляет Вас Нарасимхан. «Первое клиническое испытание провели в 1670 году, первое плацебо-контролируемое исследование — в 1880 году, первое рандомизированное контролируемое испытание — в сороковых годах двадцатого века. Сейчас мы входим в мир, где многие процессы уже были усовершенствованы. Тем не менее мы по существу не переосмыслили проведение клинических испытаний. Поэтому мы подходим к ним с точки зрения «Как можно использовать технологии, чтобы миновать множество проблем?».

Именно благодаря такой технологической точке зрения и желанию изменить процесс проведения клинических испытаний американец Вас Нарасимхан стал главой одной из крупнейших фармацевтических компаний мира. Он принимает беспрецедентные меры по интеграции технологий искусственного интеллекта, телемедицины, автоматизации и даже квантовых компьютеров в трудоемкий процесс изобретения новых лекарств и их испытания на эффективность и безопасность. Многие надеются, что молодой и харизматичный генеральный директор сможет за пять лет поднять стоимость акций Novartis на 12% и помочь оставить позади таких конкурентов, как американскую компанию Pfizer, англо-шведскую AstraZeneca и немецкую Merck, даже если Novartis запустит в производство меньшее количество новых лекарств, чем они. Швейцарский гигант фармацевтики Novartis столкнулся с проблемами на производстве и с низкими продажами препаратов по улучшению зрения и контактных линз его дочерней компании Alcon, а новые лекарства Novartis, несмотря на многообещающие описания, не были приняты с энтузиазмом ни врачами, ни пациентами, ни, что, наверное, самое главное, страховыми компаниями. В 2017 году продажи Novartis возросли лишь на 2%, до $49 млрд, а прибыль компании увеличилась на 12%, до $11,4 млрд.

Предприятия лекарственной промышленности, как правило, были скептически настроены по отношению к потенциалу технологий. Но новый CEO компании настаивает на том, что, если Novartis по-крупному вложится в обработку данных и цифровые технологии, они станут ключом к ее будущему. «Шансы на то, что мы будем принимать правильные решения и отметать плохие, повышаются благодаря возможностям компьютеров и технологиям искусственного интеллекта», — говорит глава Novartis. Главный вопрос заключается в том, прав ли он или же это просто одержимость технологиями, которая отвлекает Нарасимхана от разработки и производства лекарств.

Вас Нарасимхан вырос в Питтсбурге, куда его семья переехала из Индии еще до его рождения. Частые поездки в Индию к дедушке и бабушке сформировали его мировоззрение. По словам Нарасимхана, его бабушка по отцовской линии окончила только первый класс школы, но большинство из ее одиннадцати детей получили ученые степени. Вас Нарасимхан также получил три ученые степени: сначала степень бакалавра в Чикагском университете, затем степень доктора медицинских наук (в 2002 году) и степень магистра по общественному здравоохранению (в 2003 году) в Гарвардском университете. Он три года проработал в консалтинговой компании McKinsey & Co. и в 2005 году перешел в Novartis. К 2009 году он уже руководил производством и продажей вакцин компании в США.

Джозеф Хименес, руководивший корпорацией Novartis с 2010 по 2017 год, вспоминает, что уже давно слышал о преуспевающем враче. «Он был успешным врачом и доказал, что при этом может успешно руководить коммерческой организацией. Редко можно найти такую комбинацию талантов», — говорит Хименес. Сейчас Вас Нарасимхан — один из двух докторов медицинских наук, руководящих крупными фармацевтическими компаниями во всем мире. Кроме того, Нарасимхан уже руководил производством и продажей вакцин компании, когда ему еще не было даже 40 лет. «Это означало, что его талант, вероятно, поможет ему сделать хорошую карьеру в компании», — добавил Хименес.

В компании с внушительным швейцарским наследием, численность штата которой по всему миру составляет 120 000 человек, тщательно подходят к продвижению восходящих специалистов. Нарасимхана готовили к его должности и поэтому поручили ему руководство отделом по копированию и воссозданию биотехнологических препаратов, например, таких протеиновых лекарств, как эритропоэтин, применяющийся для лечения анемии, или же противоопухолевого средства из группы моноклональных антител ритуксимаб. Когда из компании неожиданно уволился начальник отдела развития Novartis, отвечавший за проведение клинических испытаний препаратов компании, Джозеф Хименес начал искать потенциальных кандидатов на освободившуюся должность. В списке «темных лошадок», восходящих звезд, которых взяли на заметку в качестве кандидатов на высокий пост, он нашел Васа Нарасимхана. «Тогда мы все сказали: «Это он», — вспоминает Хименес. Вскоре вещи Васа Нарасимхана на грузовом судне отправились в Мюнхен, где располагался отдел разработки дженериков компании, лекарственных средств, продающихся под международным непатентованным названием, отличающимся от фирменного названия разработчика препарата. Затем Хименес перенес этот отдел в штаб-квартиру Novartis в Базеле.
Джозеф Хименес был поражен возможностями цифровых технологий. Компания Novartis заключила сделку с Verily Life Sciences, исследовательской организацией, контролируемой холдингом Alphabet (Google). Совместно с Verily компания планирует создать контактные линзы, с помощью которых можно будет измерять уровень сахара в крови. Еще одну сделку Novartis заключила с Microsoft. Компании планируют использовать систему видеоигр для оценки серьезности симптомов рассеянного склероза. Теперь Вас Нарасимхан дает ценные указания и заключает сделки по всем стоящим технологическим проектам.

К одним из таких относится и нью-йоркская компания Flatiron Health, которая выходит в холдинг Roche Group и занимается защитой персональных данных в электронных медицинских картах. «Мы встречались несколько раз. Нарасимхан знал, на каких технических платформах мы работаем, какие языки программирования мы используем», — говорит генеральный директор Flatiron Health Нат Тернер.

Компьютеры также смогут изменить порядок привлечения пациентов на клинические испытания препаратов. Например, суперкомпьютер IBM Watson сократил время обработки данных 90 пациентов и их отбора для клинических испытаний с 1 часа 50 минут до 24 минут. В настоящее время немного пациентов принимают участие в клинических испытаниях. Например, лишь 4% пациентов с онкологическими заболеваниями участвуют в клинических исследованиях. Возможно, проблема заключается в том, что они должны сами приезжать к докторам, проводящим исследования. Но что если можно было бы провести клинические испытания у пациента дома?

В этом и заключалась идея лос-анджелесского стартапа Science37, который использует телемедицину: отправлять пациентам на дом лекарства и медсестер. Основатели стартапа изначально делали основную ставку на таблетки, но сейчас у компании есть и пациенты, которые хотят, чтобы им делали инъекции лекарственных препаратов. Компания Novartis с самого начала была инвестором Science37. Ранее в этом месяце руководство Novartis пообещало, что в течение следующих пяти лет компания запустит десять клинических испытаний совместно с Science37. «Формально, Вас моложе меня. Но я действительно считаю его своим наставником», — заявил гендиректор Science37 Ноа Крафт. «Он очень прозорливый человек. Особенно это касается его подхода к определению путей развития компании. И в жизни с ним также очень интересно побеседовать».

Иногда и программное обеспечение может быть лечением. В марте Novartis также начала сотрудничество с Pear Therapeutics. Компании планируют разработать программы для помощи пациентам в борьбе с симптомами шизофрении и рассеянного склероза. Но, по мнению Васа Нарасимхана, настоящий потенциал заключается в использовании программного обеспечения для создания лекарственных препаратов. Novartis уже использует технологию искусственного интеллекта под названием Digital Cortex в исследовательских лабораториях в городе Кембридж, штат Массачусетс. Система Digital Cortex предсказывает, какие именно лекарства сработают, даже до того, как начнутся их клинические испытания. Вас Нарасимхан также планирует использовать квантовые компьютеры, которые используют непривычную физику субатомных частиц, чтобы повысить вычислительную мощность и ускорить сложный процесс превращения молекул в лекарство, которое сможет изменить мир.

Начинания лаборатории Novartis дают свои результаты. По данным исследовательского центра биомедицинских инноваций Innothink, за последние десять лет Novartis вывела на рынок 16 лекарственных препаратов. Но Вас Нарасимхан считает, что Novartis должна делать неожиданные ставки. Так, например, в 2012 году компания получила патент на препарат Kymriah, благодаря которому генетически модифицированные лейкоциты пациента могут бороться с раковыми клетками. Еще один такой пример — это препарат Canakinumab, предназначенный для лечения заболеваний сердца. Об обоих лекарствах ведутся споры. Так, годовой курс лечения препаратом Kymriah стоит $475 000. Кроме того, пока неясно, выйдет ли Canakinumab на рынок как лекарство для профилактики сердечных приступов. Однако Нарасимхан не хочет, чтобы его компания присутствовала на переполненном рынке, где все пытаются разработать по сути одинаковые лекарства.

Он знает, что у компании есть другие проблемы. Он защищает препарат Kymriah и говорит, что его высокая цена рентабельна, особенно, если начнет действовать политика компенсаций, переговоры по которой Novartis ведет со страховыми компаниями. Но Вас Нарасимхан также признает, что лекарственная промышленность, вызывавшая всеобщее восхищение в 1980–1990-х годах, не сможет повторить свой успех. «Нами больше не восхищаются. Ни тем, как мы рекламировали лекарства, ни тем, какие цены мы устанавливали на них, ни тем, как мы использовали повышение цен», — заявляет он. Нарасимхан считает, что, принимая правильные решения и разрабатывая правильные лекарства, его компания сможет вернуть доверие общественности.

«Я бы сказал, что это долгий путь. Я думаю, что наше поколение не увидит, как он закончится», — заявил Вас Нарасимхан о фармацевтических компаниях, которые пытаются улучшить свою репутацию. «Но я молод. Я сделаю все возможное за мой срок полномочий».



Перевод Полины Шеноевой

http://www.forbes.ru/tehnologii/360307-cifrovoy-proryv-kakie-tehnologii-pomogut-nayti-lekarstva-ot-vseh-bolezney