Союз «Торгово-промышленная палата Республики Татарстан»
Конкурс «Моя семья»
Стать членом Союзa «ТПП РТ»
  • +7 843 264-62-07  приемная
  • +7 843 236-99-00  орг. отдел
  • +7 843 238-61-04  "горячая линия"
    правового центра

«Не спешите говорить первое, что приходит в голову». Допрос в налоговой: как избежать шока


Ирина Вертинская, налоговый юрист АГ «Капитал»:

— Налоговая инспекция, призванная пополнять государственную казну, делает для этого все возможное. Самые горячие темы сегодня — работа компаний с недобросовестными контрагентами и обвинения в дроблении бизнеса.

Но поиски недополученных средств приводят к профдеформации — сотрудники ведомства постепенно утверждаются в мысли, что бизнес утаивает доходы всегда. Они действуют по заветам Феликса Дзержинского, говорившего: «Если у вас нет судимости, это не ваша заслуга, а наша недоработка».

По сути, это презумпция виновности. Такие установки заметно усложняют диалог между предпринимателем и налоговым инспектором, проводящим проверку юридического лица. Особенно когда дело доходит до допросов руководителей и сотрудников компании. Надо понимать, что допрос свидетелей — важнейшая часть налоговой проверки, которая позволяет либо подтвердить уже возникшие подозрения, либо — выяснить, что и где нужно искать.  

Думаю, несколько простых советов для бизнеса — как вести себя на допросе в налоговой инспекции — будут нелишними.

Не паникуйте!
Первым делом сотрудник налоговой вручает свидетелю памятку об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, где упоминаются статьи уголовного и налогового кодекса. Налоговый кодекс предусматривает за ложные показания штраф в 3 тыс. рублей, а уголовный — судимость вкупе с штрафом, исправительными работами или арестом.

В этом я вижу некую уловку налоговиков, ибо статью УК нельзя применять к допросам в налоговой, даже если в них участвует представитель следственных органов. Эта норма используется только в суде, когда речь идет о показаниях по уголовному делу.

Надо ли предупреждать свидетеля об уголовной ответственности, если он дает показания в рамках налоговой проверки? По этому поводу в судах долго ломали копья и наконец решили: надо! Казалось бы, что здесь особенного? Однако речь идет о психологическом давлении.

Когда несведущий человек приходит в налоговую и видит на листочке бумаги слова об уголовной ответственности, он начинает нести такой вздор, что остается только руками развести — откуда он это взял? Объяснение простое: среднестатистические российские граждане, особенно те, что не занимают руководящих постов, боятся встреч с фискальными органами. От страха они забывают простые вещи, путаются в показаниях, а главное, начинают говорить неправду. Стоит ли удивляться, что простое упоминание о статье УК вводит людей в ступор.
Так вот. Не бойтесь! На ваши показания в налоговой уголовная ответственность не распространяется.

Это не призыв вводить должностных лиц в заблуждение. Но я против, чтобы людей умышленно сбивали с толку.

Читайте между строк
Все, что вы скажете на допросе в налоговой инспекции, занесут в протокол. Протоколы эти бывают двух видов: либо «вопрос — ответ», либо — краткое изложение показаний. Каждый из них удобен по-своему, но протоколу-описанию я доверяю меньше — если признания вытянули с помощью наводящих вопросов, из текста это будет неочевидно.

Прежде чем подписать протокол (на каждом листе), следует внимательно его изучить. Причина банальна: информацию, полученную от свидетеля, налоговый инспектор передает так, как он ее услышал, а иногда — как хотел услышать. Читая такой пересказ, находишь множество несовпадений со словами свидетеля. Тогда протокол допроса приходится исправлять. Если инспектор готов признать, что смысл передан неточно, можно потребовать, чтобы он сам внес соответствующие изменения. Если договориться нельзя, свидетель (или юрист, который с ним пришел) скрупулезно вносит свои замечания в бланке протокола. Юридическая помощь необходима, чтобы не допустить со стороны налоговиков провокационных или наводящих вопросов. Не говоря уже о вопросах, на которые свидетель не может ответить, потому что не обладает нужной информацией.

Рядового сотрудника (представителя компании-перевозчика, менеджера по закупкам, кладовщика и проч.) запутать совсем нетрудно. Достаточно спросить его: «Кто организовал эту схему?» И человек ответит, как считает правильным, не уточнив, что понимают под словом «схема». А варианты могут быть разными — уже потому, что у налоговиков свой понятийный аппарат, где слово «схема» воспринимается негативно.

В ходе допроса часто звучат и двусмысленные вопросы, и неосторожные высказывания. На слух они не воспринимаются, а в письменном виде хорошо заметны. Но заметны только людям с опытом — линейные сотрудники компании, где ведется проверка, подписывают протоколы без лишних сомнений. И часто допускают ошибку, поскольку в протоколе встречаются опечатки (неумышленные, а может, и умышленные), искажающие смысл сказанного свидетелем с точностью до наоборот.

Конечно, свидетель может попросить копию протокола. Предоставлять ее сотрудники налоговой не обязаны, но текст обычно разрешают сфотографировать. И есть еще один важный момент. К акту проверки налоговая прилагает только документы, доказывающие факт правонарушения. Протоколы допросов, свидетельствующие в пользу налогоплательщика, она может игнорировать. Поэтому желательно сверить перечень мероприятий, заявленных в акте, со всеми приложениями. И если чего-нибудь не хватает, затребовать в инспекции копию.

Вспомнить все
Налоговый инспектор, ведущий допрос, часто обращается к событиям трех-четырехлетней давности и спрашивает, на первый взгляд, что-нибудь несущественное. Например, как оформляли заявки на пропуска при доставке товара и входе работников подрядных организаций. Разные свидетели могут ответить по-разному, потому что давно забыли, какой была процедура. Но в налоговой это противоречие истолкуют по-своему.

Обычно сотрудники ведомства уверены, что директор компании вникает во все текущие дела и готов дать комментарий на любую тему. Если он говорит: «не помню» или «не знаю», значит, в действительности финансовой операции, о которой идет речь, не было, считает налоговый инспектор, а представленные документы недостоверны, вводят в заблуждение, и в этом месте нужно копать.

Тут возникает еще одно обстоятельство. Хотя человеческая память не безразмерна, ссылаться на забывчивость там, где она необъяснима естественными причинами, свидетелю не следует. Лучше сказать: «Не помню всех деталей, но могу уточнить по документам и пояснить отдельно». Важно еще, чтобы эту фразу занесли в протокол, иначе там останется только: «не знаю» или «не помню», что инспекторы обычно истолковывают как доказательство фиктивной операции.

Понятно, что оснований для вызова свидетеля на допрос налоговики, скорей всего, не укажут. Но по документам, которые они запросили при проверке, можно спрогнозировать, о чем будут спрашивать сотрудников компании. Накануне допросов прагматичный руководитель собирает всех, кого это касается, чтобы обсудить темы, способные заинтересовать чиновников. При необходимости в компании поднимают документы, чтобы все вспомнить.

Простое правило: никогда не ходите на допросы неподготовленными! И уж тем более не спешите говорить первое, что придет в голову.

Объясняйте: мне нужно подумать, вспомнить подробности, свериться с бумагами. При необходимости берите тайм-аут.

Нередко налоговая инспекция призывает в свидетели людей, уволившихся из компании, рассчитывая, что они раскроют корпоративные тайны. Зная, кто именно трудился в то время на разных должностях, вы можете связаться с этими людьми (если отношения остались доброжелательными) и предупредить, что их могут вызвать на допрос. Закон этого не запрещает.

Подозрительная Конституция
Нередко свидетели ссылаются на 51 статью Конституции РФ, говорящую, что никто не обязан свидетельствовать против себя, своего супруга и близких родственников. Иногда это выглядит абсурдно. В одном из протоколов, которые я видела, на все до единого вопроса свидетель отвечал: «Статья 51 Конституции».

Думаю, это неразумно. В такой ситуации чиновники налоговой решат, что человек не хочет отвечать на вопросы без каких-либо оснований. И суд (субъективно) тоже будет оценивать демарш свидетеля не в пользу налогоплательщика.



Сакраментальный вопрос — можно ли применить 51 статью Конституции к директору предприятия, которого налоговая вызвала на допрос? Теоретически — да. Но у чиновников на этот счет свое мнение. Они говорят: поскольку руководителя компании допрашивают не о его личной жизни, а о финансовой деятельности юридического лица, прикрываться Конституцией он не должен.

С такой точкой зрения я не согласна — это казуистика. Однако злоупотреблять ссылками на 51 статью не советую. Иначе налоговый инспектор решит, что вы скрываете серьезные нарушения. А у бизнеса в России и без этого много трудностей.

Фото и текст: Михаил Старков

По материалам семинара бизнес-школы «Капитал» и АГ «Капитал» «Как спокойно работать, если цель органов – взыскать?»

http://ekb.dk.ru/news/budte-bditelny-nalogovaya-inspektsiya-vvodit-vas-v-zabluzhdenie-237105960?utm_source=mail&utm_medium=letter&utm_campaign=rassylka_every_day_ekb