Союз «Торгово-промышленная палата Республики Татарстан»
Консультации по ТФБ Стать членом Союзa «ТПП РТ»
  • +7 843 264-62-07  приемная
  • +7 843 236-99-00  орг. отдел
  • +7 843 238-61-04  "горячая линия"
    правового центра

Власти попросят крупные компании потратить 300 млрд рублей на указ Путина


3 Сентября 2018
Идея помощника президента Андрея Белоусова изъять у компаний металлургической, горнодобывающей и химической отраслей часть их «сверхдоходов» (по мнению Белоусова) – свыше 500 млрд руб. – стала достоянием гласности две с половиной недели назад. Эту идею Белоусов изложил в письме президенту Владимиру Путину еще в июле. Речь там шла о 14 российских компаниях и их доходах, полученных из-за изменения внешней конъюнктуры и ослабления рубля, а также об их инвестиционных возможностях и влиянии санкций. Президент предложил правительству проработать вопрос, ни чиновникам, ни бизнесу идея не понравилась.

Решено было организовать встречу крупных предпринимателей с Белоусовым и первым зампредом правительства, министром финансов Антоном Силуановым в Российском союзе промышленников и предпринимателей (РСПП). Бизнес на встрече представляли в основном топ-менеджеры. Белоусов признал, что повышать налоги, когда компании готовы увеличивать инвестиции, неправильно. Но предупредил: «Бизнес должен понимать свою социальную ответственность». И бизнес согласился увеличить инвестиции в социально важные для государства проекты.

Чего хотят чиновники
Кто пришел на встречу
Согласно списку, который раздали журналистам, из собственников пришли Дмитрий Мазепин («Уралхим»), Игорь Зюзин («Мечел»), совладелец Evraz Александр Фролов. На встрече также был Андрей Гурьев, который вместе с родными владеет долей в «Фосагро». В офис РСПП прибыли предправления «Сибура» Дмитрий Конов, президент НЛМК Григорий Федоришин, гендиректор «Северсталь менеджмента» Александр Шевелев, президент «Алросы» Сергей Иванов, гендиректор ММК Павел Шиляев, гендиректор «Полюса» Павел Грачев, гендиректор «Уралкалия» Дмитрий Осипов, гендиректор «Акрона» Владимир Куницкий.

На этой встрече июльское письмо Белоусова Путину не обсуждалось. Участники договорились создать рабочую группу – в нее войдут представители компаний из списка Белоусова, вице-премьеры и те представители бизнеса, кто захочет присоединиться к группе, за исключением нефтяных компаний. К ноябрю группа отберет проекты, в которые бизнес будет готов инвестировать, и продумает, какие предложить меры господдержки, чтобы заинтересовать компании в этих инвестициях.

Существует две концепции, какими могут быть социально ответственные проекты: по одной – чиновники предложат свои проекты на выбор, по другой – бизнес, рассказывает федеральный чиновник, последней позиции придерживается Минфин. Но вероятнее, предпочтение будет отдано первому варианту и частным компаниям придется финансировать какие-то части майского указа Путина, опасается другой чиновник. (Что и было отправной точкой письма Белоусова.)

Например, по указу к 2024 г. правительству предстоит обеспечить строительство и модернизацию автомобильных дорог на маршруте Европа – Западный Китай. Минэкономразвития оценивало стоимость этого проекта в 648 млрд руб., из которых 255 млрд должны вложить инвесторы.

«Якобы на выполнение майского указа у бюджета деньги есть, но есть некая подводная часть айсберга указа, о которой бизнесу не известно и для реализации которой нужна его помощь», – рассказывает собеседник «Ведомостей», близкий к одному из участников встречи. «Ясно, что это должны быть проекты приоритетных направлений, например критическая инфраструктура (мосты, дороги и проч.), импортозамещение, цифровизация, экология, энергетика», – знает человек, знакомый с ходом обсуждения на встрече в РСПП.

Заставлять компании никто не будет, уверяли в пятницу и Белоусов, и Силуанов. Но «уклонистами», которые, наверно, будут, должны заниматься в бюро РСПП, предупредил Белоусов. «Главное, чтобы не следственные органы», – пошутил в ответ председатель РСПП Александр Шохин.

Можно и не участвовать, но государство обидится и припомнит, рассказывает собеседник «Ведомостей», близкий к одной из компаний из списка и знающий это от участника встречи.

Сумма инвестиций будет зависеть от проектов, 500 млрд руб. на всех – верхняя граница, если на 200–300 млрд руб. найдем ресурсов за счет этих компаний, уже хорошо, заключил Белоусов.

Куда пойдут деньги
«Очень хорошо, что не будет нового налога, но очень плохо, что ничего не понятно», – подводит итоги встречи собеседник «Ведомостей», близкий к одному из ее участников. Каких именно инвестиций ждет правительство, бизнес не понял, говорят большинство собеседников «Ведомостей». «Договорились договориться», – сказал один из них. Главный вопрос – критерии отбора проекта, сообщили два человека, знающих это от участников встречи. Назывались цифровая экономика и экология, но как быть с текущими производственными проектами, удивляются они. Например, если инвестировать в проекты, совпадающие с приоритетными направлениями государства, будут ли учитываться пожелания по инвестициям, задавали вопрос участники встречи.


ТЭК
Эти деньги нужны на исполнение майских указов
12
Часть компаний из списка Белоусова уже находятся в активной фазе инвестиционного цикла. Например, 3–4 года крупных капитальных вложений предстоят «Норильскому никелю», «Мечелу» и «Сибуру», говорит директор группы корпоративных рейтингов АКРА Максим Худалов. Предыдущий активный инвестиционный цикл в черной металлургии прервался в 2008–2009 гг., но сейчас цены на металлы опять выросли и начался новый инвестиционный цикл, считает директор по металлургии и горной добыче Prosperity Capital Management Николай Сосновский, а в золотодобыче, алмазодобыче и производстве удобрений инвестиции и не прерывались.

У «Северстали» из крупных проектов на ближайшие годы запланировано строительство доменной печи и коксовой батареи (стоимость проекта – $1 млрд), говорит представитель компании: программу капитальных затрат на 2018 г. компания не планирует менять.

«Фосагро» на капитальные инвестиции за последние пять лет направила более 150 млрд руб., сообщает представитель компании, в 2018–2019 гг. компания планирует потратить не менее 60 млрд руб., чтобы к 2020 г. открыть три новых производства, а расходы на благотворительные и социальные проекты ежегодно превышают 2,5 млрд руб.

«Норильский никель» капитальные вложения до 2022 г. планирует увеличить на 60% по сравнению с 2013–2017 гг., всего на инвестиции будет направлено около $13,8 млрд, приводит данные представитель компании. В 2018 г. компания вступила в новый инвестиционный цикл, основные направления – экология, реинвестиции для развития компании, повышение эффективности производства. 25,2% инвестиций в следующие пять лет планируется направить на поддержку развития основных производственных фондов, 21,7% – на развитие горной добычи, 20% – на экологическую программу, перечисляет он.

«Алроса» вышла на инвестиционное плато – инвестиции в 2018–2021 гг. будут составлять 28–31 млрд руб. в год, передал через представителя президент Сергей Иванов. Основная часть инвестиций пойдет на поддержку и модернизацию производственных мощностей, обещал он.

У «Мечела» три крупных инвестиционных проекта в разных стадиях готовности, сообщил представитель «Мечела», основные задачи – выполнение программы капитальных вложений и сокращение долговой нагрузки. Компания разрабатывает и реализует программу экологических мероприятий на своих предприятиях в Челябинске. Девальвация рубля никак не сказалась на инвестпрограмме компании, заключил он.

Если говорить о сталелитейных компаниях, к примеру, то все они регулярно проводят плановые инвестиции, считает гендиректор УК «Спутник» Александр Лосев. Крупных инвестпроектов вроде строительства новых заводов нет, так как отрасль столкнулась сегодня с проблемой перепроизводства стали.

Белоусов об изъятии 500 млрд рублей у бизнеса: «Делиться надо»
Смысла резко увеличивать капитальные затраты компаниям просто нет, так как все необходимые профильные инвестиции сделаны и уже дают отдачу, продолжает Лосев. По его мнению, именно это позволяет компаниям генерировать стабильный и высокий денежный поток. «Но это не значит, что компании должны отдавать деньги на непрофильные и чисто социальные инвестиции. Если рассуждать философски, то, конечно, крупный бизнес должен работать на благо страны. Но так как это частный бизнес, философия должна иметь экономическое обоснование. Если бы государство предложило некий вариант государственно-частного партнерства с реальным экономическим обоснованием и видимыми горизонтами окупаемости, компании сами были бы заинтересованы в таких проектах», – полагает Лосев.

Основной аргумент чиновников, когда они требуют от бизнеса дополнительных инвестиций, – девальвация рубля. Обычно она дает ценовой стимул росту экспорта и внутреннего производства, конкурирующего с импортом, но в России после девальвации 2014–2015 гг. эффект проявился слабо, предупреждали эксперты Экономической экспертной группы. А эксперты ЦБ писали, что из-за широкого географического распределения производств валютный курс все меньше влияет на конкурентоспособность продукции. Попытки же конкурировать по цене, выпуская товары, произведенные полностью внутри страны, приводят к технологическому отставанию, предупреждали они.

Девальвация – явление с четырехлетним стажем, она никак не сказывается на инвестиционной программе, уверяет представитель «Северстали». Замдиректора Центра развития Высшей школы экономики Валерий Миронов не припомнит ни одного примера, когда доходы от девальвации забирали, а санкции и падение цен на основные товары российской промышленности ударили по всем производителям, даже если напрямую они не были введены против того или иного бизнеса.

Сам проект чиновников напоминает советский госплан, полагает главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров, идея схожа с командной экономикой, когда государство распределяет деньги так, как считает нужным. Это антирыночная, чисто административная мера, уверен он. Частный бизнес лучше знает, куда инвестировать и инвестировать ли вообще, согласен Миронов, сами же инвестиции не приводят к экономическому росту, наоборот, экономический рост приводит к инвестициям. И с бизнесом нужно обсуждать, что ему необходимо для загрузки мощностей, за которой последуют и капитальные вложения, уверен Миронов.

Представители Evraz, НЛМК, ММК, СУЭК, «Уралкалия», «Сибура», «Полюса» и «Металлоинвеста» комментировать итоги встречи с Белоусовым отказались. Представитель «Акрона» не ответил на запрос.

В подготовке статьи участвовала Анна Холявко

https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2018/08/27/779028-vlasti-poprosyat?utm_campaign=01092018&utm_content=140737489010900&utm_medium=email&utm_source=newsletter

Возврат к списку